Почему в прошлом московские кофейни были небезопасны, а петербуржцы почти не готовили